Фрагмент экспозиции Таврической выставки. 1905 г.Именно так захотелось назвать цикл небольших статей, в которых я буду рассказывать о событиях музейной, и не только музейной, жизни, с акцентом на картинные рамы. Поскольку речь в «Записках» будет идти, в том числе, и о любимом мною Русском музее, сотрудником которого я являюсь, долго размышляла, писать мне под собственным именем, или же взять псевдоним. Ведь речь порой будет идти о негативных явлениях. Все же решила, что под собственным именем – будет честнее. А не писать невозможно, потому что замалчивание проблемы – это, в сущности, молчаливое согласие с ситуацией, или попросту равнодушие. С другой стороны, всегда приятно от своего имени поделиться и хорошими впечатлениями или новостями.

Фрагмент экспозиции Таврической выставки. 1905 г.Начну, пожалуй, с юбилея. В 1905 г., т.е. 95 лет назад, в Таврическом дворце в Петербурге С.П.Дягилев организовал Историко-художественную выставку русских портретов. В экспозиции было представлено более 2000 портретов не только из различных собраний Петербурга, Москвы и окрестностей, но также из «множества имений, разбросанных по разным губерниям». Выставка была разделена по различным историческим периодам – «царствованиям», и в каждом, по замыслу А.Н.Бенуа, размещался парадный императорский портрет под пышным балдахином, выполненным в стиле эпохи. Сохранилось большое количество фотографий Таврической выставки, на которых нас в первую очередь интересуют картинные рамы, выполненные как столичными, так и провинциальными мастерами. На экспозиции в Таврическом дворце были представлены рамы в различных вкусах и стилях, но – что совершенно удивительно – в залах эпохи Петра I, Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны почти не было исторических рам того времени. Данное обстоятельство со всей очевидностью демонстрирует нам, что в утрате подлинных картинных рам XVIII в. «виноваты» не столько революция и Вторая Мировая война, сколько смена моды и российская, скажем мягко, отсутствие бережливости, о котором в 1733 г. писал побывавший в России англичанин Ф.Дэшвуд: «что меня удивило более всего (во дворце Марли – О.Л.) – так это многочисленные прекрасные живописные полотна. Их совсем не берегут, и некоторые картины уже испорчены, да и вообще все портится». Таким образом, уже в начале XX в. рамы XVIII столетия были уникальным явлением, некоторые из них можно увидеть на фотографиях дягилевской выставки.

Фрагмент экспозиции Таврической выставки. 1905 г.О значении Историко-художественной выставки русских портретов замечательно написал Б.Косолапов в статье, посвященной этому событию: «Трудно представить, что было бы, если бы Таврическая выставка не состоялась. Ведь именно благодаря ей были введены в научный оборот сотни и сотни произведений, дотоле не ведомых русскому зрителю. Она внесла существенные поправки в представления современников о прошлом отечественного искусства». Ко всему сказанному добавлю, что благодаря Таврической выставке сегодня мы можем идентифицировать многие рамы, разобщенные со своими произведениями, для которых специально создавались.

Портрет А.М.Загряжской кисти Ф.С.Рокотова в багетеПортрет Е.А.Нарышкиной  в детстве кисти В.А.Боровиковского в неверно одетой на картину раме середины XIX в.

Портрет Екатерины I в пеньюаре кисти Л.Каравака(?)в раме XIX в., выполненной для Романовской галереи Императорского Эрмитажа

И вот, зимой этого года в Русском музее открылась выставка, посвященная Таврической выставке С.П.Дягилева. Казалось бы, проект крайне интересный, многообещающий. Но выставка разочаровала из-за неожиданно малого количества представленных работ, а также обрамления некоторых из них. Так, к примеру, портрет А.М.Загряжской, рожденной княгини Голицыной кисти Ф.С.Рокотова кураторы одели в узкий багет с ужасающим сизым покрытием. Излишне говорить о том, что багет этот просто «убил» великолепный портрет. Впрочем, был и более нелепый пример. Портрет юной Е.А.Нарышкиной, будущей жены светлейшего князя Италийского графа А.А.Суворова-Рымнинского работы В.А.Боровиковского был вставлен в роскошную резную раму середины XIX в., перевернутую «вверх тормашками». Пышная композиция из листьев, цветов и С-образных завитков, традиционно венчающая портретную раму, акцентирующая внимание зрителя в верхней части картины, т.е. на лице изображенного, оказалась внизу.

Ну а из хороших впечатлений – на выставке в Русском музее были представлены два портрета в оригинальных резных рамах XIX в., выполненных мастерами, работавшими при 2-ом (живописном) отделении Императорского Эрмитажа – «Портрет Екатерины I в пеньюаре» Л.Каравака (?) и «Портрет царевича Алексея Петровича».

Оксана Лысенко