О. А. Лысенко
(статья в каталоге "Одеть картину")

Стилистическое многообразие в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве рассматриваемого периода явилось необыкновенно плодотворной почвой для создателей художественных рам. Невозможно в одной статье представить весь спектр их творческих поисков. Рассмотрим общие тенденции развития рамочного дела в России. В последней четверти XVIII — начале XIX века декоративное оформление рам претерпевало определенные изменения в рамках одного стиля. Для последней четверти XVIII столетия в основном были характерны плоские прямоугольные рамы, иногда с дополнительно выделенными углами, с обязательным присутствием гладких поверхностей, с одним или несколькими декоративными поясами, выполненными в низком рельефе, в виде листьев аканта, меандра,  жемчужника, бус, а также с выходящими или не выходящими за поле рамы декоративными элементами в виде бантов, гирлянд, лука и колчана со стрелами, лавровой и пальмовой ветвей с императорской короной и тому подобным. 

Одновременно появились и другие рамы, с одним декоративным поясом в виде лавровых листьев, четко выступающим на фоне гладкой поверхности. Эта тенденция получила свое развитие в рамах рубежа XVIII -Х1Х веков, где большая часть лицевой поверхности украшена сплошным выпуклым резным рельефом. В одном случае  это овал с орнаментом в виде лавровых листьев и ягод, украшенный характерным классицистическим элементом — лентой, обвивающей лавр: в нижней части — крест-накрест, в верхней — выходящей за поле рамы.

В другом случае в прямоугольной резной раме к портрету Петра I неизвестного художника использован оригинальный прием. Окно рамы разделено пополам по вертикальной оси, и левая часть декорирована листьями дуба, правая — лавра. Центральную часть композиции „держит" на верхнем листеле императорская корона, на нижнем — двуглавый орел с вензелем. Перекрещивающиеся ленты присутствуют на вертикальных листелях, углы также визуально выделены полосками лент. Строгая прямоугольная форма рамы дополнительно подчеркнута калевкой, покрытой глянцевой позолотой. Обе рамы комбинированного золочения, где матовая позолота составляет основной фон, глянцевая расставляет декоративные и смысловые (в раме к портрету Петра I — атрибуты императорской власти) акценты.

Таким образом, в рамах строгого классицизма предполагалось обязательное наличие гладких не декорированных плоскостей, четко выделенной формы (не исключающей при этом выхода декоративных элементов за внешние границы рамы), классицистического орнамента, симметрии.

Существенно изменилось оформление ампирных художественных рам первой четверти XIX века. Прежде всего они стали „перспективными", то есть глубокими, со скосом внутрь, к картине. Гладкие плоскости сменились галтелями. Как правило, в одной раме сочетается несколько различных по ширине галтелей. В таких рамах доминируют гладкие поверхности. Элементы орнамента располагаются на узких по отношению к ширине багета декоративных поясах и по углам; в основном используются овы, ионики, верхушки листьев аканта,  жемчужник, раковины, розетки. Внутренние (по окну) и внешние границы рам строго очерчены. В отдельных случаях ампирные рамы украшались навершиями. К примеру, рама к портрету императора или императрицы завершалась навершием в виде императорской короны, атрибутов царской власти, лавровой и дубовой (или пальмовой) ветвей.

Существовал и другой тип ампирных рам, галтели которых (или одна из них) не гладкие, а сплошь декорированы каннелюрами. Такие рамы запечатлены Л. Премацци и К. А. Ухтомским в акварелях с видами Императорского Нового Эрмитажа. По насыщенности декоративной обработки поверхности этот тип рам можно сравнить с рамами строгого классицизма. В подобных рамах К. И. Росси предполагал разместить в Военной галерее 1812 года Зимнего дворца портреты в полный рост выдающихся полководцев.  

В 1830-е годы, с приходом нового вкуса, изменяется оформление картинных рам. Но ампирный  стиль в рамах оказался достаточно универсальным, и он будет востребован, иногда в несколько видоизмененном, но узнаваемом виде (измельчение или уплощение элементов орнамента, появление несвойственных классицизму деталей, изменение  цвета),  практически на протяжении всего XIX и в начале XX века. Первые изменения в канонах ампирного стиля в рамах произошли еще во второй половине 1830-х годов. И вероятно, определенную роль здесь сыграло влияние романтизма. В декоративном убранстве рам появляются необычные угловые композиции в виде соединенных между собой элементов стилизованного растительного орнамента с пальметкой или раковиной в центре, эта композиция в какой-то степени смягчала парадную холодность ампирных рам. А в 1830-е годы возникает новый тип рам. Жесткие силуэты смягчаются, непрерывная строгая линия внешнего края становится прерывистой, гибкой. Место галтелей теперь занимает слегка изогнутая гладкая поверхность, на которой в углах и по серединам листелей располагаются орнаментальные композиции. В 1840-е годы некоторые мастера на гладкую поверхность наклеивают, а затем покрывают позолотой сетку, создающую дополнительный декоративный эффект. Такой прием встречается в рамах с лепным накладным орнаментом, которые, наряду с резными, начинают изготавливаться в России с первой трети XIX века.

С течением времени (1830-1850-е годы) эта линия развития художественного убранства картинных рам (с декором, лежащим на поверхности листеля) идет в направлении все увеличивающейся декоративности. Орнамент становится более пышным, занимает все большую поверхность глади листеля. В орнаментике используются цветы, листья, ветки, завитки; встречаются ракушка и медальон, включенные в состав сложной декоративной композиции.

Создатели художественных рам, безусловно, творчески откликались на появление различных ретроспективных стилей XIX века. Так, в 1840-1850-е годы, в период увлечения рококо, появились роскошные резные золоченые рамы с обилием причудливо изогнутых линий, «С» - образных завитков, „языков пламени", с характерными разорванными раковинами; с элементами декора, выходящими за окно рамы, наплывающими на живопись. Отличительной особенностью этого стиля, получившего название „второе рококо", является зеркальная симметрия декоративного убранства рамы.

Интересно проследить, как в последующее десятилетие трансформировался стиль рококо. Резной декор „отодвигается" к внешнему краю, в орнаменте появляются реалистично трактованные растительные мотивы: ветки, плоды фруктов, бутоны цветов. Неожиданно, как воспоминание о минувшем стиле, появляются классицистические элементы: колчан с факелом и лента. Интерес к готическим формам практически не вызвал резонанса у русских изготовителей рам.  Представленная на выставке рама — один из немногих образцов этого стиля, исполненный в первой половине XIX века . На тыльной стороне рамы сохранилась бумажная этикетка позолотной мастерской А. Абросимова.

Между тем вторая треть XIX века дала необыкновенное множество примеров искусного оформления художественных рам. Резная позолоченная рама с декоративным убранством в виде виноградной лозы не укладывается ни в одно из описанных выше стилистических направлений своего времени. Проработка листьев, веток выдает искусную руку резчика. Комбинированное золочение: матовое на листьях и ветках, полированное на гроздях — создает изысканную светотеневую игру поверхностей. К сожалению, нам не известно, для какого произведения была изготовлена эта рама (как и имеющаяся к ней парная). Но вполне можно предположить, что она была выполнена по индивидуальному заказу, так же как и великолепная рама для портрета княгини Е. П. Салтыковой кисти К. П. Брюллова. В декоре другой рамы, изготовленной несколько позднее, в 1860-1870-6 годы, использованы по-новому трактованные барочные мотивы. Перед нами резной крупный симметрично расположенный стилизованный растительный орнамент с заметным уплощением форм. Характерная для XIX века деталь — орнаментированное таким образом поле рамы образует ее внешнюю часть, а внутренняя представляет собой гладкую поверхность, проработанную ступеньками. Мастер - орнаменталист сумел добиться того, чтобы столь необычное сочетание не только не диссонировало в общем облике рамы, а наоборот, придавало ей своеобразие; и именно благодаря этому сочетанию рама деликатно обрамляет живописное произведение, не мешая его восприятию довольно массивным резным рельефом.

Можно предположить, что ко времени 184О-х годов относится возникновение получившего распространение нового способа декорирования картинных рам с лепным орнаментом. В основе его лежит ампирная рама, но классицистические элементы орнамента не распределяются по углам, а наносятся в определенном ритме на гладкую поверхность галтелей по всему периметру рамы. В орнаменте варьируется тема античной пальметки и вазы либо листьев аканта .

Художественные рамы, будучи специально изготовленными для тех или иных произведений изобразительного искусства (живописи, мозаики, графики), являются предметами декоративного убранства интерьера. И в этом значении им принадлежит важная роль как в жилом помещении, так и в музейных залах. В первой четверти XIX века картинные рамы, как правило, были частью единого декоративного ансамбля.

С 1830-х годов начинает складываться система нового интерьера — непарадного, камерного, „одомашненного". Эклектичность в оформлении жилых помещений 1830-1860-х годов не раз отмечалась в трудах исследователей, рассматривавших соотношение архитектурных деталей и мебели. Из многочисленных изображений гостиных и кабинетов петербургских домов и загородных поместий того времени видно, что развеска картин в нарядных золоченых рамах была явлением общепринятым. И также типичным было отсутствие стилистического единства в оформлении картинных рам и интерьера в целом. Стены вновь отделанных апартаментов украшались живописью, имевшейся в собрании хозяев, в рамах предшествующих десятилетий (так, например, в неоготическом интерьере появлялись ампирные рамы), а обрамление для вновь приобретаемых картин зависело от вкуса мастера-изготовителя или от вкуса и возможностей самих владельцев. Тенденция к стилистическому  „разноголосию" рам и интерьеров прослеживается и в убранстве личных покоев загородных и городских дворцов императорской фамилии. Ярким примером тому может служить гостиная и кабинет Александры Федоровны в Коттедже в Александрии (Петергоф, архитектор А. Менелас ), запечатленные соответственно в акварелях К. Ухтомского середины XIX века и Г. Чернецова 1831 года. Здесь, в интерьерах, отделанных в готическом стиле, не видно ни одной готической рамки, но есть ампирные, во вкусе рококо, или полуперовые 1830-х годов с мягкими неровными краями. Другой пример — Белая (Розовая) гостиная (архитектор А. И. Штакеншнейдер), располагавшаяся на втором этаже Зимнего дворца, изображенная на акварели Э. П. Гау 1850 года. Мебель, большая зеркальная рама, лепной узор потолка, обрамление десюдепорта оформлены в стиле второго рококо, продуманы архитектором до мельчайших нюансов. Что же касается картинных рам, то хотя они и подобраны тщательно, со вкусом, все же это разностилевая подборка, среди которой есть как классицистические рамы, так и рамы „во вкусе рококо", характерные для середины XIX века, изготавливавшиеся по типовым рисункам для залов Императорского Эрмитажа.

Между тем в самих залах Императорского Эрмитажа, насколько позволяла музейная атмосфера, соблюдалась строгая гармония. Для отдельных галерей и залов специально заказывались одинаковые картинные рамы, придававшие экспозиции стройный законченный вид. Также к стилистическому единству во всех деталях убранства стремились архитекторы, работавшие над созданием парадных интерьеров Зимнего дворца. В. П. Стасов, восстанавливая в 1837-1839 годах Фельдмаршальский зал после пожара, разработал декоративное оформление рам для портретов выдающихся русских полководцев. Позолоченные рамы с плоскими листелями были украшены резными композициями: в нижней части — в виде стилизованного растительного орнамента и гирлянды из лавровых листьев, в верхней — также гирляндой, лавровыми ветками, русским воинским шлемом и фигурами двуглавых орлов с императорскими коронами над ними по обеим сторонам. Известно, что рамы были исполнены мастерами Андреем Тарасовым и Андреем Галаниным.

Вообще, художественные рамы и Придворная Его Императорского Величества Контора в XIX веке — это отдельная большая тема, не коснуться которой значило бы не раскрыть целую главу в истории создания художественных рам в России рассматриваемого периода. Многие мастера оспаривали право работать для 2-го (живописного) отделения Императорского Эрмитажа. Среди них как известные имена: Генрих Гамбс, „Придворный мебельный фабрикант" Тур, владелец „мастерской и магазина рамок"  А. Жесель; так и мало знакомые: резчик Остергрей, скульптор Натон, резчик Кретень, охтинский мастер Александр Рыбаков , позолотный мастер „Евсивей Степанов Нагибин", „Придворный Царскосельский Столярный мастер" Г. Якобе и другие. Придворная Контора предъявляла строгие требования по качеству работ и материалов. Работу производить надлежало „чистым и прочным мастерством". Для изготовления рам предписывалось использовать самый лучший сухой лес, золото — самого лучшего качества, запрещалось употребление потали. Под присмотром Придворной Конторы также активно велась реставрация художественных рам (особенно во второй половине XIX века, когда старые рамы все больше теряли свой парадный вид). Реставрационные работы проводились как по мере „старения" рам, так и по особым случаям. К примеру, в 1873 в Александровском дворце Царского Села специально исправлялись и золотились рамы ввиду предстоящего переезда во дворец новобрачных великой княгини Марии Александровны и герцога Эдинбургского.

1870-1890-е годы для русского рамочного дела были ознаменованы двумя крупными явлениями: появлением „русского стиля", получившего живой отклик у изготовителей художественных рам, и возникновением рамочно-багетного производства.

На выставке представлены несколько резных рам в „русском стиле". Их авторы, использовав мотивы русской народной резьбы по дереву, создали оригинальные декоративные композиции, чарующие самобытностью форм, чистотой линий, ритмическим своеобразием компоновки элементов орнамента. Вощеная поверхность дерева (вместо привычной позолоты) является одной из характерных черт этого стиля. (В других случаях рамы также расписывались цветными красками.) Любопытно, что одна из рам, вероятно, украшала личные апартаменты императора Александра III в Аничковом дворце. Другая специально была выполнена для изображений храма Воскресения Христова архитектора А. Парланда.

В интерьерах 1870-1890-х годов прослеживается тенденция предшествующих десятилетий развески картин в разностилевых рамах; более того, становится допустимым вешать картины и вовсе без рам. Так, в пышно, с претензией обставленном кабинете особняка мог разместиться живописный портрет работы художника XIX века без обрамления, с виднеющимся белесым холстом по торцам подрамника. Появляется и другой — новый принцип оформления живописи в интерьере — в рамы современного производства: гладкие профилированные или украшенные лепным орнаментом. Их отличает сдержанность в декорировке, геометрическая строгость силуэтов (исчезли рокайли, плавные, текущие линии). Именно благодаря своей декоративной лаконичности такие рамы в какой-то степени скрашивали пеструю загроможденную обстановку жилых помещений тех лет. Это обстоятельство достаточно убедительно демонстрирует, какую роль в оформлении картин, а в конечном итоге и интерьеров, начинают играть в последней четверти XIX века рамочные мастерские, ибо именно с ними связано изготовление деревянных профилированных рам, как простых, так и с накладным орнаментом, золоченых, покрытых поталью, бронзированных или крашеных.

Рамы с лепным орнаментом в России в достаточном количестве появились еще в первой половине XIX века и на протяжении десятилетий медленно, но настойчиво вытесняли труд резчиков. Резные рамы были не всем по карману, да и резчиков -орнаменталистов было не так много, чтобы удовлетворить все возрастающий спрос на художественные рамы. Метод изготовления рам с лепным накладным орнаментом был относительно быстрым и недорогим.

Первоначально лепной орнамент для рам выполнялся при помощи специальных форм, подобно печати выдавливающих узор в мягкой мастике или гипсе. С появлением в 1890-е годы багетно - рамочного производства лепной орнамент стал выполняться также при помощи роликов (стальных цилиндров с вырезанным на них выгнутым рисунком), что значительно ускоряло процесс. Интересно, что ролики заказывались за границей, в частности в Берлине, но рисунки для них разрабатывались в России. По свидетельству современника, к 1915 году русский багет, экспортировавшийся за границу, выигрывал перед зарубежным разнообразием рисунка, а также не уступал по качеству. Как правило, лепной декор накладывался на загрунтованную деревянную основу: в отдельных случаях использовалась основа из папье-маше (на деревянном каркасе), полая с тыльной стороны  значительно облегчавшая вес рам (что особенно важно для рам больших размеров).

Было бы крайне неверным предполагать, будто для искусства создания художественных рам на рубеже Х1Х-ХХ веков наступило время упадка. Изменились вкусы, изменились требования к картинному обрамлению, наконец, изменилась сама живопись, и рамы стали другими. Художники - орнаменталисты, работавшие при мастерских и фабриках, имея в запасе богатейший опыт предшествующих поколений, создавали для рам с лепным накладным орнаментом разнообразные декоративные композиции, в которых использовали как традиционные, характерные для тех или иных стилей, так и собственные оригинальные мотивы. Технология изготовления рам с лепным орнаментом позволяла выполнять декор в низком и в высоком рельефе, имитировать резьбу, металлическое литье, использовать в различных сочетаниях элементы орнамента в зависимости от вкусов мастера или заказчика. Также использовался специальный метод имитации ценных пород дерева. Плоские, гладкие рамы, „разделанные" под орех, дуб, красное дерево, изготавливались для гравюр и рисунков.

Насколько востребована была продукция рамочных мастерских и багетно - рамочных фабрик на рубеже Х1Х-ХХ веков, мы можем судить по их количеству. Только в Санкт-Петербурге в это время работали десятки мастерских и несколько фабрик. Владельцы некоторых из них имели собственные магазины, расположенные в центральной части города. Мастера-изготовители, фабриканты часто помогали обращавшимся к ним покупателям в выборе рам для картин. Бытовавшее среди них выражение „одеть картину" означало подобрать раму, декоративное убранство которой гармонировало бы с общим строем живописного произведения, выгодно оттеняло его колористические нюансы. Одновременно учитывалась и отделка мебели, интерьера, для которого предназначалась картина.

Продукцией фабрик и мастерских также часто пользовались художники, либо покупая имеющиеся образцы, либо заказывая рамы по собственным рисункам.

Конец XIX — начало XX века в России отмечены появлением стиля модерн. Понятие синтеза искусств, потерявшее свою актуальность со времен барокко и классицизма, вновь в эти годы наполнилось смыслом; обрело новую жизнь в причудливых и разнообразных интерьерах, где каждая деталь подчинена общему замыслу. Красота, удобство, наличие свободного, не загроможденного пространства — вот требования, предъявляемые теперь к жилищу. Образцы мебели, светильников восхищают глаз. И в богатых особняках, и в гораздо более скромных городских квартирах, отделанных в новом вкусе, царит гармония и уют. Естественно, и к художественным рамам в интерьере предъявляются особые требования. В этой связи интерьеры, оформленные в стиле модерн, можно разделить на два типа. Один из них — наиболее распространенный, в котором картинные рамы практически не играют роли.   Живопись (если таковая вообще присутствует в интерьере) „одевается" в одинаковые простые крашеные рамы, часто — узкие, типа обносок. Другой пример — когда рамы первоначально мыслились как часть декоративного убранства интерьера. Такие рамы служили своеобразной огранкой, украшением для картины; как правило, они уникальные, единственные в своем роде. На выставке экспонируются две оригинальные резные рамы в стиле модерн.  Характерной чертой для рам этого стиля является отказ от детальной, дробной проработки поверхностей листелей, от декоративных поясов, чередующихся элементов орнамента. В декоративном оформлении рам модерна главную роль играет форма, причудливый силуэт, образованный гибкими, прихотливыми линиями. В начале XX века модерн вошел в моду, распространился на продукцию массового производства. В это время становятся популярными „декадентские" рамы, изготавливавшиеся багетно - рамочными фабриками, с низким лепным рельефом. В орнаменте этих рам использованы типичные для модерна мотивы: тонкие изгибающиеся стебли, цветы, русалки и тому подобные.

В 1900-е годы в России параллельно с модерном развивалось еще одно новое стилистическое направление — ретроспективизм, в рамках которого наибольшее распространение получил неоклассицизм. Мастера-изготовители картинных рам в стиле неоклассицизма практически повторяли формы художественных рам строгого классицизма конца XVIII века с их гладкими плоскими поверхностями, дополнительно выделенными (в силуэте рамы) углами, нарядной резной композицией, лежащей на верхнем листеле и выходящей за поле рамы. Яркой отличительной чертой этих рам от их прообразов конца XVIII века является иное декоративное покрытие. Для строгого классицизма характерна позолота. В неоклассических рамах декоративное покрытие варьировалось, очевидно, в зависимости от вкусов мастера или заказчика. Так, к примеру, гладкие листели фанеровались карельской березой, либо покрывались белой краской, а узкие декоративные пояса и композиция в верхней части рамы золотились.

Заканчивая обзор, мы можем подытожить, что период XIX — начала XX века в России явился многогранной эпохой, оставившей множество разнообразных изысканных образцов творчества создателей художественных рам, этих особых предметов декоративно-прикладного искусства.

(статья  воспроизводится без примечаний и ссылок на иллюстрации.)